Понедельник, 18 июня 2018

Обновлён:25/04 | 17:34

История города Каширский Помещик

Каширский Помещик

E-mail Печать PDF

Среди прочих статей альманаха «Тульская старина», издаваемого в конце ХIХ - начале XX века Историко-археологическим товариществом под редакцией Н.И. Троицкого, есть интересные заметки о нашем крае. Среди них статья П.Ф. Кратирова о письмах поверенного в делах целовальника (присягнувшего на верность хозяину целованием креста) Ивана Васильева своему барину Николаю Ивановичу Писареву-Иванчину, помещику села Дьяконово в 70-х годах XVIII века.

Из этих деловых докладных записок и рапортов мы узнаем о многих неизвестных нам чертах быта и особенностях барской жизни и жизни крестьян в то далекое время.

Переписка относится к 1771 году, когда в Москве и Подмосковье бушевала страшная моровая язва, пик которой пришелся на сентябрь, когда в Москве умирало от 700 до 800 человек ежедневно. Описываются в записках как меры предосторожности в столице, так и в поместье, включая все местные средства борьбы с заразой.

В ряде записок поминается и староста села Алексей Грачев, также докладывавший хозяину о делах в поместье. В письмах обсуждался рекрутский набор - помещик старался нанести как можно меньший урон своим владениям. В итоге отобрали вдовца, молодого болезненного холостяка из многодетной семьи, и двух женатых, тоже из многочисленных семей, один из которых ленивец, другой - дерзкого поведения. Из писем становится известен земельный надел помещика. Пахотной земли у него было свыше 200 десятин. Иван Васильев дает подробный отчет об урожае с каждого поля и заготовке сена, о закупке отдельных видов продуктов к барскому столу и продаже излишков, сетует на высокие цены закупок из-за введенного карантина и на низкие цены скупщиков сена, зерна, орехов. Он также дает барину советы, что дешевле ему самому закупить в Москве. Судя по письмам, Писарев-Иванчин был в курсе всех цен в округе, причем старался быть очень экономным, завышая цены продажи и ища самых дешевых закупок.

Судя по тону писем, барин был хоть и прижимистый, но не злобный и старался относиться к своим крестьянам по тем временам довольно милостиво, даже раздавал слугам и неимущим шубы, кафтаны, деньги по 20 копеек на рукавицы, и нисколько не издевался над крепостными, как некоторые другие помещики-самодуры.

Мы узнаем, что в поместье, кроме села Дьяконово, входили деревни Мойгоры, Никольское и Петрищево. В усадьбе его, в селе, был деревянный крытый тесом дом, каменный и несколько деревянных сараев и надворных построек под лубком и дранью, большой сад с прудом, разделявшийся на вишневое, грушевое, сливовое, малиновое, еловое и прочие отделения. Особой гордостью барина была отремонтированная оранжерея.

Все, что росло два с четвертью века назад в Дьяконово: персики, виноград, яблоки, сливы, груши, лимоны, померанцы, ананасы, кофейные деревья и разные цветы, семена которых, как и растения в горшочках, барин возил из Москвы, немало удивления вызывало у гостей каширского воеводы (Дьяконово тогда входило еще в Каширский уезд). Подарок на Троицын день - «пять огурцов и три пучка цветов разных сортов» из оранжереи помещика, присланных в Каширу с нарочным. Летом помещик обыкновенно жил в деревне, куда вез из Москвы скребницы и щетки для конюшен, заступы, скипидар, муку из круп, лимоны, уксус, голландский сыр, сальные свечи, цветы для оранжереи.

Зимой обоз из двадцати с лишним лошадей снаряжался в обратный путь, везя в Москву сено, кожи, масло, сметану, ржаную муку, гречневую крупу, конопляное масло, чечевицу, чеснок, поросят, уток, кур, ветчину. Но все равно разом все запасы увезти не удавалось, да и некоторые были скоропортящиеся. Поэтому зимой провизия эта неоднократно обновлялась.

Надо сказать, что Писаревы-Иванчины, как и весь многочисленный род Писаревых и Скорняковых-Писаревых, которые владели многими землями в Каширском, Веневском, Богородицком, Тульском, Епифанском и смежных с ними уездах, были отнюдь не бедными представителями дворянства. Скорее, наоборот. Они были ближе к его элитной части, имея очень хороший достаток.

И то, что Николай Иванович и Евдокия Васильевна Писаревы-Иванчины жили в городе на всем своем и столь экономно, говорит не об их бедности, а о невероятной дороговизне в Москве. Кстати, в письмах даются и основные цены на продукты, стройматериалы, прочие припасы. Например, тягловая рабочая лошадь стоила в тот год 10 рублей, пуд рыбы - до 1 рубля 30 копеек, белуга в полтора пуда -1 руб. 50 коп, осетрина тех же размеров - 2 руб. 60 коп. Дороже всего были стройматериалы: кровельный лубок- 5 рублей, пятиметровые тесины - 6 руб. 80 коп. с сотни. А вот два скирда сена стоили 38 рублей.

Вот столько много интересного и неизвестного можно узнать из старых публикаций за 1899 год. Полный же комплект этого альманаха находится в библиотеке Государственного архива.

Материал подготовил В.Ильин, председатель районного клуба краеведов. "Красное Знамя" 18.12.2002