Суббота, 18 ноября 2017

Обновлён:07/06 | 01:10

История города История веневского суда - 2


История веневского суда - 2

E-mail Печать PDF

Как исторический анекдот Н. П. Ржевская рассказывает о двух эпизодах из судебной деятельности отца. Однажды он веселился на балу, как вдруг в зал ворвался нарочный и сообщил, что недалеко на дороге обнаружен труп человека, есть подозрение, что он убит. Ржевский послал на место происшествия двух наблюдателей, но те оказались не слишком усердными: замерзли, пошли погреться, а когда вернулись, кто-то успел обезглавить труп. Другой инцидент произошел непосредственно в суде. Один подсудимый не только сумел бежать из-под стражи, но и прихватил с собой сейф с казенными деньгами.

После Октябрьской революции на территории тогда еще Веневского уезда существовал один участок народного суда. Здесь с 1934-го по 1937 год работала Полина Ивановна Ильина - первая женщина-судья Тульского областного суда. С 1957-го по 1960 год - будущий председатель Суворовского районного суда, заслуженный юрист РСФСР Николай Николаевич Крохин. В 1960 году судебный участок стал называться районным народным судом, его председателем и единственным народным судьей стал 28-летний выпускник Саратовского юридического института Николай Сергеевич Тюренков.

Молодой юрист продержался в Веневе всего три года и лишился работы из-за серьезных инцидентов. В декабре 1961 года, возмутившись тем, что секретарь судебных заседаний на несколько дней задержала отправку копии приговора в тульскую тюрьму, он явился к ней домой, ругался, угрожал увольнением. Когда муж женщины стал уговаривать судью покинуть их дом, Тюренков вынес постановление об аресте мужчины на 5 суток, якобы за мелкое хулиганство, вызвал милицию, и целую ночь гражданин провел в КПЗ. Лишь наутро судья заменил ему арест на штраф в 100 рублей. По данному факту областной суд проводил проверку, Тюренков признал, что ошибочно подверг гражданина аресту.
А меньше чем через месяц веневский судья оказался в эпицентре нового скандала. Он приехал в клуб на станцию Венев рассматривать материал о выселении одного тунеядца. Сам правонарушитель в заседание не явился, тогда судья по приглашению близкого знакомого нарушителя - директора начальной школы станции Венев отправился к нему домой и "принял участие в распитии спиртных напитков". Поведение судьи рассматривалось на бюро Веневского РК КПСС 7 февраля 1962 года, Тюренков получил строгий выговор с занесением в личное дело, тогда же был поставлен вопрос о досрочном отзыве.

В мае 1963 года в связи с укрупнением сельских районов территория Веневского района расширилась за счет поселка Мордвес и ближайших к нему населенных пунктов, увеличились на одного судью и штаты районного суда. Молодой судья Тюренков, как неоправдавший доверия, был отозван с работы. Председателем суда стала 33-летняя Ида Михайловна Бороздина, до этого шесть лет работавшая народным судьей в поселке Иваньково, вторым судьей - Софья Павловна Захарова, до этого народный судья Мордвесского района (с 1954 года).

- Я стал судьей в 1974 году, тогда нас было в районе всего двое, а не пять, как сейчас (трое федеральных и двое мировых): председатель Николай Петрович Канунников, с 1976 года - Павел Иванович Чернявский и я, - рассказывает Леонид Федосеевич Ханыков. - Нагрузка была такой, что работали как автоматы, не работа, а каторга. Сейчас разве что гражданских дел в суде стало побольше, а по уголовным с теми временами разве сравнишь! Судили даже за скорм хлеба скоту... Одна самогонка чего стоила, в год более 30 дел. Сколько времени их рассмотрение отнимало! Мы старались больше трех подобных дел сразу не назначать - иначе запутаешься.

Но есть несколько дел, которые я никогда не забуду. По одному из них аж из ВЦСПС ходатайства шли. А случилось вот что. Двое мужчин (главный инженер и главный зоотехник одного подмосковного совхоза) приехали на машине в наши места на отдых и попали в ДТП. По дороге их слегка зацепил проезжавший мимо тракторист. Их это так "задело", что они догнали трактор, вытащили водителя и забили до смерти. У погибшего костей целых, считай, и не осталось. Дело так и осталось бы "глухарем", но был свидетель, который наблюдал всю эту жуть из придорожных кустов. Он запомнил, что из двоих убийц особо "усердствовал" тот, что был одет в одни плавки. По его словам, он поднимал полуживого человека и кидал с силой об асфальт.

Естественно, оба вины своей не признавали, мол, ударили пару раз, но чтобы до смерти, нет. Во время допроса подсудимых я и спросил, а кто из вас тогда в плавках был. Главный инженер сам назвался. Прокурор просил для них по 6 лет лишения свободы, суд назначил по 8. Это и сейчас редкость, когда приговор строже, чем речь обвинителя в судебных прениях. Представляете, сколько шума тогда было! Но дело дошло до Верховного Суда, и приговор оставили в силе.

А было в моей практике дело, когда суд назначил подсудимому наказание ниже низшего предела. На скамье подсудимых за ДТП, повлекшее смерть человека, оказался научный сотрудник одного из столичных НИИ. У него 10 авторских изобретений! Был трезвый, возвращался с семьей с юга и из-за спешки пошел на обгон. Редкий случай, подсудимый полностью признавал свою вину. В судебный процесс приехали многие его коллеги, в зале собралось несколько десятков человек, и, что удивительно, тишина стоит такая, что муха пролетит, услышишь. Потерпевшая - женщина, потерявшая в той аварии мужа, заявила, что никакая мера наказания ее супруга из могилы не поднимет: Суд назначил водителю несколько лет исправительных работ, потерпевшая обжаловала приговор, но Тульский областной суд оставил все без изменений.

Суд тогда размещался в здании на ул. Володарского, на втором этаже прямо над водочным магазином, двери рядом. Сначала все смеялись, потом - привыкли. "Удобства" во дворе, воду уборщица из колонки приносила. Нищета была страшная. Бумаги и той не было. Приходилось по совхозам выпрашивать, писали на оборотной стороне исписанных бланков. А дурацкие, подругому и не скажешь, выездные сессии? Как ездить по району, если в суде никакого транспорта? Лошади уже не было, машину еще не дали. Хорошо, если председатель колхоза, где надо дело рассматривать, окажется порядочным человеком и не будет ни во что вмешиваться. А другой в следующий раз машину не даст. Вот такое правосудие...

Заметим, что в 1964 году руководство областного суда высказывало претензии председателю Веневского районного суда И. М. Бороздиной за низкий процент дел, рассмотренных на выездных сессиях: из 102 уголовных дел вне суда было рассмотрено 56, из 328 гражданских - 8. Но при этом ни один из обжалованных приговоров не был отменен судом вышестоящей инстанции, и лишь одно решение претерпело изменения.
- Какой бы сложной ни была наша работа, честно признаюсь, - продолжает Леонид Федосеевич, - я бы ни за что не ушел в отставку через 13 лет, если бы не заставили. И все из-за такой глупости... Еще в 1976 году моя дочка - тогда ученица второго класса на уроке мужества имела неосторожность сказать, что Ленин плохой. Из школы, естественно, сообщили куда следует, меня вызывали в райком, мол, ты поосторожнее с детьми. Казалось, все, конфликт исчерпан. Но через 11 лет этот эпизод мне припомнили. Сменился секретарь райкома, досье мое посмотрел и распорядился - уволить. Спорить с ним никто не стал. Хотя еще за несколько месяцев до этого в Управлении юстиции, как уже о решенном деле, говорили о моем переводе председателем в Тепло-Огаревский суд. Когда слышу, что мы раньше жили при советской власти, я всегда поправляю: никакой советской власти у нас не было, всем заправлял райком: Скажет, надо сено косить, урожай собирать, значит, надо. Райком не интересовало, что у тебя дел полно, заседание назначено, люди вызваны. Одна доярка у меня как-то спросила, а чего судья на ферме делает, я не нашелся, что ей ответить...